ГлавнаяПоискСвязьО сайте
Регистрация
Войти
 

Качества пшеницы нет, спасло количество
Производитель — экспортер среди участников зернового рынка, явление не частное, но и нередкое. Обычно в эту когорту входят ТОО с большими земельными площадами и своими элеваторными мощностями.

Однако, как показывает практика, далеко не все крупные хлеборобы стремятся занять свою позицию на международном рынке.

В ФХ “Малая Бобровка” Северо-Казахстанской области для себя решили так: зачем заниматься тем, в чем плохо ориентируешься?

Северо-Казахстанская область, граница с Костанайской. Фермерское хозяйство с немного забавным, на первый взгляд, названием — Малая Бобровка возделывает 40000 га пшеницы и ячменя.

Последнего в этом году посеяли больше обычного и не прогадали. — В этом году я экспортировал ячмень со своего элеватора в Иран: вагоны у нас сформировали и отправили.

Мне предлагали самому стать экспортером, но я отказался: зачем я буду соваться туда, где я плохо ориентируюсь. В этом сезоне ячменя посеяли больше, чем пшеницы.

Вот за счет урожайности и себестоимости он дороже получается, чем пшеница. Например, ячмень при урожайности 14 ц/га, можно получить 50 тыс. тонн.

Я полтора месяца назад продал ячмень по цене 30000 тенге 8 тыс. тонн. Сейчас мне предлагают 37000 тенге, но уже все реализовано.

Вот так я в этом году “попал” на 56 млн. тенге. Такой вот бизнес, — откровенно рассказывает директор Сергей Николаевич Сальников.

Подводя итоги завершившегося сельхозсезона, фермер отмечает: — Каждый год по-своему хорош, разный урожай. В этом году у меня урожая много, но качества нет: 4 и 5 класс.

За то за счет количества я больше заработал. Вообще не гоняюсь за ценами.

В сентябре за тонну четверки мне предлагали 40.000 тенге, хотя на тот момент я уже все продал по 37000 тенге. Зато хранить не надо было, и за все это платить.

Вот скажите, кто выиграл? — задается вопросом аграрий.

К ценам в ТОО относятся по-своему, заранее ничего не просчитывают: — Зачем я буду журавлей считать. Например, когда собирались элеватор строить, расчеты были на 860 млн. тенге при курсе 180 тенге за доллар, а потом курс поднялся и я потратил 1400 млн. тенге при курсе 347 за доллар.

Работать надо в не зависимости от того какая цена. Ну а так, конечно, 40000 тенге за тонну — это что такое?

Все увеличилось почти в два раза, а цена на хлеб такая же 40000 тенге, что и в прошлом году. Я в прошлом году 3 класс за 45000 тенге продавал.

Если тогда зарплата у механика была 50-60 тыс. тенге, то теперь это смешная цифра. Если цену этого года совместить с урожаем прошлого, тогда нормально было бы. У нас в Казахстане два нефтеперерабатывающих завода, а солярка дорогая, они нам её накручивают почти в 100%. Почему мы не можем, накрутит так же цены на хлеб, сказав, что у нас зерно местное? — eщё одно резонное замечание Сергея Николаевича.

Очевидно, что загадывать в ФХ не любят. Поэтому о структуре сева на следующий год пока не говорят:

« ... Весна придет, посмотрим, что-то изменится, может, пересмотрим структуру полей, там видно будет ... »

Единственное, что масличные здесь не возделывают уже как два года, хлопотно.

Напоследок интересуемся, как в этом году сработали с зерновыми расписками: — У себя я электронными зерновыми расписками не пользовался, вот когда на чужой элеватор завозил, тогда я позвонил, бухгалтеру она все сделала. У меня в этом проблем нет, этим занимается бухгалтер, поэтому ничего такого сложного я не увидел.

Это для налоговой хорошо, для них да, сразу все видно, сколько зерна было. А так разницы не вижу, как обманывали они ( элеваторы — прим.

Автора) нас на качестве, так и будут обманывать. Никто же своего хлеба отдавать не будет.

Это однозначно. Я даже их за руку ловил, им завозишь 25 клейковину, а они ставят 23-ю...

Анастасия Асланова

Газета “АгроЖизнь”1(68) январь 2017

Источник: svetich.info


Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!