ГлавнаяПоискСвязьО сайте
Регистрация
Войти
 

Новинки селекции представили европейские птицеводы на международном форуме в Челябинске
Как накормить Россию дешевым и вкусным мясом птицы, и не допустить разорения производителей из-за падения цены? Что предлагают для этого селекционные центры мирового уровня?

Как скоро их новинки придут в Россию, и что делается для возрождения некогда канувших в небытие отечественных селекционно-генетических центров? Это и стало главной темой разговора на прошедшем в Челябинске международном семинаре по развитию племенного птицеводства.

Куриная доля

Челябинская область не случайно выбрана площадкой для форума международного уровня. Она занимает второе-третье место в России по производству мяса всех видов — более 500 тыс. тонн в год, и второе “по птице”350 тыс. тонн.

Причём, объемы растут. Но не произойдет ли затоваривание рынка?

— Eщё в начале 2000-х птицеводство было выбрано точкой роста аграрной экономики региона, — говорит Сергей Сушков, министр сельского хозяйства Челябинской области. — И выбор оказался правильным.

Птицефабрики не только производят важный и нужный продукт, но и потребляют за год около 800 тыс. тонн фуражного зерна, принося доходы аграриям. За последние годы в регионе введено и реконструировано более 200 птичников.

В итоге создана мощная индустриальная отрасль, обеспечивающая мясом птицы потребность Южного Урала на 144%.

По словам министра, это стало возможно во многом за счет поддержки государства.

Это и субсидирование ставок по инвесткредитам, и госгарантии области, позволившие в рекордные сроки “с нуля” построить, например, Нагайбакский птицеводческий комплекс “Ситно” и Кунашакский — “Уральской мясной компании”, каждый мощностью 50 тыс. тонн мяса птицы в год, модернизировать площадки других птицефабрик.

Госгарантии области в 7 млрд рублей позволили с 2006 года привлечь в отрасль более 20 млрд частных инвестиций.

— В 2017 году в среднем за месяц по области выпускается 30 тыс. тонн мяса птицы — больше годового объема советских лет! — сообщил Сергей Сушков. — А по итогам 2016-го его производство в три раза превысили медицинскую норму — 30 кг на человека в год. В прошлом году мяса птицы произведено в области 350 тыс. тонн, а яйца — 1 млрд 516 млн штук, прирост к уровню 2015-го — 2,8% или 41,8 млн яиц.

Удельный вес мяса птицы в объеме произведенных в регионе мясопродуктов растёт. В 2016 году его доля составила 65,2%, свинины — 25,6%, говядины — 8,1%. В России эти доли распределены иначе: соответственно 44,2, 31,2 и 20,3%. Этот дисбаланс нужно выправлять, наращивать и производство других видов мяса.

Модернизация птицеводства, по словам экспертов, позволила снизить себестоимость производства. Причём, отпускная цена на мясо птицы почти не растёт: в 2012 году килограмм стоил 90 руб., а в 201791 руб. Рост — всего 1 процент!

От "вала" – к альтернативе

В последние годы челябинским птицеводам пришлось столкнуться и с серьёзными проблемами, и одна из главных — перенасыщенность местного рынка курятиной. Её пытаются решать за счет вывоза мяса птицы за пределы области.

Его продают в 40 регионов России! В 2016 году за пределы региона вывезено 80 тыс. тонн мяса птицы, и все же проблема сбыта остается.

Чтобы выжить и двигаться вперед, птицеводы области планируют не повышать цену, а снижать себестоимость производства за счет сбалансированных кормов, снижения издержек, внедрения энергосберегающих технологий.

“Гнать вал” уже смысла нет, нужно, чтобы продукт был реализован, и к 2020 году объем бройлерного производства планируется увеличить лишь на 2 тысячи тонн — до 352 тыс., а куриного яйца — до 1 млрд 580 млн штук.

Зато серьезные средства планируется вкладывать в экологию — утилизацию биоотходов и переработку птичьего помета в ценное удобрение.

— Другой вариант решения проблем отрасли — развитие альтернативного птицеводства, расширение видового “ассортимента” мяса птицы, — считает Сергей Сушков. — Мы эту нишу начали занимать совсем недавно, в 2015 году в Красноармейском районе запущен комплекс по производству утиного мяса.

В этом году планируется выйти на проектную мощность, произвести 2,5 тыс. тонн продукции. Но сегодня ООО “Утиные фермы” находится в сложном финансовом положении.

Идет поиск инвестора, чтобы поддержать производство, скорректировать бизнес-модель.

Одновременно, чтобы снизить взлетевшие цены на оборудование, решаются и проблемы импортозамещения. В области также создан кластер промпредприятий, выпускающих инкубаторы для птицефабрик.

Нужна "фабрика элит"

Eщё одна наболевшая проблема отрасли — в том, что в Челябинской области нет племрепродуктора первого порядка. Молодняк импортных кроссов приходится за большие деньги покупать у зарубежных производителей.

Чтобы обзавес-тись собственной “фабрикой элит”, птицеводы планируют создать её в регионе — возможно, в рамках внутриобластной кооперации.

— Чтобы не потерять покупателя, нужно улучшать качество, расширять ассортимент продукции, — считает генеральный директор птицефабрики “Равис” Андрей Косилов. — Но не менее важно, взяв лучшее из зарубежного опыта, возрождать во многом утраченную в постсоветские годы отечественную селекцию.

На нашей челябинской птицефабрике мы используем, в основном, импортный кросс “изи”, а на дочерней, в Среднеуральске, восстановили племенное стадо “росса”. Причём, “россовский” цыпленок обходится на 80 копеек дешевле!

Цену на свою продукцию подняли ненамного — всего на 7 руб. за килограмм. Больше нельзя — не позволяет падающий уровень доходов людей.

Уже сказывается перенасыщенность рынка: в 2016 году, в связи со сменой собственника компании “Здоровая ферма” и снижением объемов у конкурентов, на “Рависе” eщё как-то укладывались в прежние объемы, а сейчас ситуация обострилась.

Из-за этого часть мощностей даже пришлось остановить и “зарезервировать” на будущее.

Предприятие выручает переработка, доля которой выросла с 10 до 27%, а производство колбас — с 600 до 1600 тонн, полуфабрикатов — до 200, фарша — до 1 тыс. тонн. Поэтому, хотя в прошлом году мяса птицы произвели несколько меньше, прибыль даже выросла.

По словам Андрея Косилова, продукцию птицефабрика, в основном, продает через свои магазины, а через торговые сети — лишь 15-20%. Дело в том, что они ставят свои условия — навязывают “входные бонусы”, искусственно завышают торговую наценку.

А если товар не берут, начисляют огромные штрафы!

Немало проблем птицеводам создают и недобросовестные поставщики кормов и добавок.

К примеру, как сообщили в “Рависе”, недавно одна фирма из Ульяновской области поставила сюда мясокостную муку, после кормления которой привесы резко упали, до 48% снизился “выход” у маточного поголовья.

Как оказалось, поставщик мешал корма с песком, а входной контроль птицефабрики дал сбой. Правда, теперь здоровье птицы восстановили, решается вопрос о возбуждении по этому факту уголовного дела, но где гарантия, что поставщики не преподнесут новый сюрприз?

Пойдем за кордон!

Однако, многие проблемы птицеводов нужно решать на федеральном уровне. Что делается в этом плане?

— В середине 90-х птицеводство в России из-за засилья “ножек Буша” мы едва не похоронили, — сетует генеральный директор Росптицесоюза Галина Бобылева. — Если в 1990 году в стране было выпущено 1 млн 800 тыс. тонн мяса птицы, то в 1997 — всего 630 тысяч.

Многие племзаводы тогда обанкротились и канули в Лету, и позже отрасль пришлось возрождать в рамках импортозамещения почти “с нуля”. Развитие птицеводства было включено в Национальный проект господдержки АПК. И у нас получилось!

Львиную долю прироста в сельском хозяйстве — 72% — обеспечило птицеводство. В 2016-м году в России было произведено уже 4,6 млн тонн птичьего мяса — вчетверо больше, чем в СССР, а в 2017-ом прогнозируется 4,8 млн. Обеспеченность на душу населения — 34 кг. Но уже ощущается переизбыток мяса бройлеров, это сказывается на цене, и к 2020 году планируется довести производство лишь до 5-миллионного уровня.

В последнее время государство зачастую отказывает в субсидировании отрасли, и лишь по просьбе птицеводов, доказавших, что может создаться угроза продовольственной безопасности, субсидии, хоть и в урезанном виде, сохранили.

Особенно сложная ситуация у птицефабрик яичного направления — из-за роста себестоимости объемы производства уже начинают падать — с 47,5 до 44,5 млрд штук.

По словам Галины Бобылевой, сегодня объем импорта мяса птицы в Россию мизерный — всего 300 тыс. тонн в рамках квоты ВТО. Наоборот, чтобы сбалансировать спрос и предложение, нужно самим выходить на внешние рынки.

Не случайно делегации Челябинской области обращались с такими предожениями во время визитов в Китай, Иран...

"Цветной бройлер" месье Шарпантье

У западных птицеводов в плане селекции нам есть чему поучиться. И начало положено — примером тому сотрудничество санкт-петербургской компании “Балтиза” с европейским гигантом “Хаббард”, который в этом году объединяется с другим племенным агроконцерном — “Авиаген”.

— У нас есть свой племрепродуктор первого порядка, и в 2018 году запускаем новые импортные кроссы, обладающие улучшенными качествами, — говорит Геннадий Съедин, генеральный директор ООО “Балтиза”. — К примеру, это уже известный кросс “хаббард Ф 15, но с применением рецессивного гена карликовости.

Куры этой материнской линии будут нести более крупные яйца, причём небольшие размеры несушек открывают новые возможности для ресурсосбережения — тепла, электричества. Вмес-тимость клеток увеличивается на 1,5 головы на квад-ратный метр!

Одновременно на 810 кг снижается расход кормов на одну голову, а значит, уменьшается себестоимость мяса бройлеров — по расчетам, примерно на два рубля.

По словам Геннадия Съедина, немало выгод даст и другая новинка селекции — племенной петух М22, которого на родине по имени знаменитого символа Франции прозвали Шантеклером. Улучшенный генофонд которого позволяет ускорить рост цыплят, повысить выход ценного белого мяса, жизнестойкость и сохранность поголовья.

По словам регионального представителя Hubbard Николя Нейра, в компании внедряют такие инновации, как магнитно-резонансная терапия для бойлеров: на дисплее сразу видно, сколько в них мяса, костей, внутренностей. Это позволяет закладывать нужные свойства при выведении новых кроссов.

— Мы развиваем такое новое направление, как “цветной бройлер”, названный так по окрасу перьев, — подытожил член совета директоров компании Isabalt Паскаль Шарпантье. — Такую элитную птицу откармливают натуральными малокалорийными кормами, и она вырастает почти “в домашних условиях”, как на крестьянской ферме.

Её особо вкусное, “природное” желтоватое мясо особенно популярную у французских гурманов. Но это “штучный товар”, и он гораздо дороже, чем тушки массового производства.

. Словом, зарубежные учёные-селекционеры готовы поставлять на российский рынок птицу на любой вкус и кошелек.

И хочется верить, что когда-нибудь на наших прилавках появится и мясное изобилие отечественной селекции.

Источник: Журнал "Нивы России" №9 (153), октябрь 2017


Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!