ГлавнаяПоискСвязьО сайте
Регистрация
Войти
 

Ситуация изнутри: о чем печалятся казахстанские фермеры
Фото: ru.123rf.com
Казахстанские фермеры подводят итоги сезона, итог не в пользу производителей.

Продолжаем вместе с фермерами давать оценку завершающемуся сельхозсезону.

Как и прежде, производители охотно рассказывают журналистам газеты “АгроЖизнь” о проблемах, с которыми приходится сталкиваться в текущих реалиях рынка. Мы задали единственный вопрос аграриям: оправдывает ли установившаяся цена на сельхозкультуры себестоимость производства?

По сложившейся традиции, приглашая спикеров на трибуну нашей газеты, мы не называем их имена и фамилии.

Первое слово за фермером из

Акмолинской области Егиндыкольского района:

— Мы на рынке уже 20 лет. Такой ситуации, как в этом году, никогда не было.

В прошлом сезоне зерно хотя бы покупалось.

Цена на пшеницу 3 класса (клейковина за 25% и выше) — 39.000 тг. за тонну. Се-бестоимость получилась примерно — 35.000 тг. Работаем на “ноле”. Если в 2016 году зерно продавали по 60.000 тг. за тонну, солярка стоила 102 тг, “кировский” мотор стоил 3,5 млн. тг., сегодня он стоит 6 млн. тг., солярка 180 тг. Мы понимали, когда нефть стоила 117 долларов, нам объясняли, почему солярка дорогая.

Сегодня нефть до 60 долларов доходит, а топливо идет вверх без остановки. Приведу такой пример, комбайн Вектор стоил 37 млн. тг., пока мы оформляем, он подорожал до 42 млн. тенге плюс за 7 лет переплата составляет 20 млн. тг. Итого комбайн обходится 60 млн. Комбайн в году работает 11 дней, в остальное время доход не приносит, а в год нужно заплатить как за два комбайна 20 млн., из которых 10 млн. выплачиваешь основной долг и 10 млн. — проценты.

Резина стоила 140 тыс. тг. баллон, сейчас — 300 тыс. тг. Сеялочная лапка стоила 580 тыс. тг., сегодня стоит 1060 тыс. тг. Единственное, что на месте стоит — это зарплата. Поэтому, сегодня вопрос стоит не то, что о развитии, мы вообще думаем, как нам посеяться в новом году?

Как людям зимой платить зарплату? Покупателей вообще нет! Местный элеватор принимает зерно, но рассчитываются не сразу.

Закупочная цена у них как на рынке. На сегодняшний день пшеница 3 класса должна стоить минимум 70.000-80.000 тг., чтобы при таком наличии техники, запчастей, зарплату можно было бы поднимать.

В сельской местности 90% КХ, уже давно людей распустили. У кого есть финансовая возможность, тот платит, у кого нет, тот теряет производство.

Что может помочь ситуации? Нам бы налоги в два раза меньше поставили платить, цены на комбайны опустили бы, на запчасти.

Существенные растраты ложатся на плечи фермеров. При этом не сельхозпроизводители диктуют цены, все кто угодно, но не мы. Фермеров только перед фактом ставят.

В принципе, ситуация у всех одинаковая: лишь бы зерно по хорошей цене покупали, все остальное-то мы сами выгребем. Мелкие КХ, конечно, все разорятся, им труднее всего.

В СКО и Костанайской областях за счет полученного объема выигрывают, а наш район, максимум, урожайность 10 ц/га. Однако, объем компенсируем качеством: клейковина 28-30%. Если бы мы 30-40 ц/га убрали, как на севере, нам бы и 40.000 тг. за тонну хватило бы. Поэтому ситуация не однозначная.

Но у нас были времена и похуже. В следующем году мы обязательно будем сеяться.

Вопрос в том, что всегда человек живет ради того, чтобы улучшить ситуацию. Не хотелось бы назад возвращаться, когда мы паровали меньше, удобрений вносили меньше.

За это время порядок на полях навели, люди привыкли зарплату вовремя получать. А сейчас небольшие сложности, но надеемся на лучшее.

Астраханский район:

— Проблема у нас одна, на сегодняшний день нет сбыта зерна в Казахстане.

Самые крупные товаропроизводители не могут найти сбыт, из-за них забиты элеваторы.

Вот такие дела творятся. Мы сегодня сидим, а нам сбывать же надо.

Разницы нет, где хранить, те, кто на элеваторе хранит, им сложнее. Там идет оплата за хранение.

Я храню у себя, мне легче. А то, что не могу продать, это другой вопрос.

Элеваторы не забитые, просто туда никто не сдает, кто может у себя держать. Кто отвез зерно на ХПП, тот сейчас локти кусает.

Сейчас в основном крестьяне живут на хлебе, везде такая картина. КАМАЗы ходят российские.

Только знать бы, когда у них кончится зерно. Сейчас кредиты нужно погашать до конца года.

Зарплаты сейчас нужно выплачивать. У крупных корпораций движение есть.

Даже слово не подберешь, в каком состоянии мы находимся! Я знаю, что вокруг берут практически все хозяйства кредиты.

Мы ушли от кредитов, потому что их тоже надо чем-то выплачивать. Как говорят, живи по карману.

Костанайская область, Аулиекольский район:

— Предложения по реализации пшеницы поступают, частично продаем.

Нам предлагают 45.000 тг. за пшеницу с 28% клейковиной и выше.

У нас почва с низким бонитетом. Качество зерна очень хорошее, пусть и урожай не большой 10-12 ц/га, в хорошие года и до 18 ц/га доходило.

Я уже 40 лет зерновыми занимаюсь и могу с уверенностью сказать, что в этом году ценовая ситуация не очень хорошая. Я знаю, что цена сейчас, по Казахстану, не выше 38.000-39.000 тг. за тонну.

В будущем есть намерения сеять твердую пшеницу, она наровне идет с мягкой. Элеваторы твердую не принимают.

На элеватор только повезешь, в итоге, ничего хорошего не получишь. Нужен постоянный контроль.

ХПП думает, наверное, колхозники, ничего не понимают. Сдаем, протеин 14,2-14,8 идет, а клейковину ставят 25%. А как это может быть?!

Обычно, клейковину пополам делишь, получается протеин. У себя намываем 29-30% клейковины!

Одно мучение, вырастить вырастишь, а продать не можешь. В предыдущие сезоны таких проблем не было.

В нашем хозяйстве критического положения дел нет. У нас есть животноводство, за счет этого держимся. В вообще, честно говоря, опасения есть, в сельском хозяйстве просвета не видно.

Молодежь не хочет в селе работать. Сельское хозяйство у нас на заднем плане.

Карагандинская область, Осакаровский район:

— Не поступают предложения о продаже зерна.

Цена очень слабая, от 37.000 то до 42.000 тг, если высокая клейковина.

Чтобы содержать хозяйство, цена должна быть не менее тыс. 37.000 тенге за тонну. А так, если по 37.000 тг. продавать, то возможно, кое-кто из фермеров бросит землю.

Что низкую клейковину, что высокую берут по 37 тыс. тг. за тонну. Себестоимость может и выйдет 37.000 тг., если убрать ГСМ, зарплату.

Нужно поднимать зарплату. Но тогда мы не сможем свой парк обновлять.

Не очень хорошее положение. Сельхозпроизводители “воют” просто.

Особенно, если урожайность, ниже среднемноголетней получилась. У меня хороший бал бонитета — 36. А есть районы в Карагандинской области, где и 16, и 24 встречается.

Они собирают уже меньше урожай, им приходится тяжелее. Так не должно быть, хозяйство должно зарабатывать.

Северо-Казахстанская область, Район Шал Акына:

— Сейчас за 4 класс 35.000 тг. дают.

Я хотел бы минимум 40.000-42.000 тг. Я только пшеницу буду сеять.

Мы на элеваторе храним. Проблем с элеватором не было.

Тут вопрос надо задавать так: кто решает проблемы по зерну?! Ответ простой: никто не решает.

Когда, в феврале нужно заключить контракты, все отдыхают на Канарах. А потом приезжают, и в мае-июне за контракты начинают браться, когда все уже Россия или другие государства подписала.

В этом плане зерновые трейдеры молодцы, они заранее заключают контракты, а потом занижают цены. Продкорпорации некуда зерно девать, потому что нет контрактов.

Наш рынок потерялся. Раньше в Саудовскую Аравию тоже поставлял Казахстан, а сейчас это — российский рынок.

Источник: Газета "Агро Жизнь" №12 (79), декабрь 2017


Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Зарегистрируйтесь, чтобы узнать больше!